О чем молчат старые яблони


Как хутор Ким стал Садовым, чем живут бывшие кимовцы и цветут ли поныне знаменитые сады, выяснял наш корреспондент.

Хутор Садовый Варнавинского сельского поселения в районе больше помнят и узнают по старому названию – Ким. Когда-то, рассказывают хуторские старожилы, скорее всего еще до революции, в этих краях располагалось хозяйство помещика Пороха. Куда он потом делся, неизвестно, возможно, эмигрировал в переломные для страны годы за границу. А на этом месте в 30-е годы начала селиться молодежь из станицы Мингрельской. Поначалу жили в бараках коммуной (сегодня на том месте, где были бараки, находится хуторское кладбище). Создавали семьи, сообща обрабатывали землю, строили дома. В эти же годы в селе Варнавинском создается колхоз «Победитель», в который вступили и члены коммуны. На хуторе были организованы четыре производственные бригады: тракторная, садоводческая, полеводческая и молодежная. А населенному пункту было дано название Ким – коммунистический интернационал молодежи.

Выращивали в основном табак (сложная, трудоемкая была культура), затем – рис. А еще каждую весну на хуторе буйно зацветали сады – яблоневые и грушевые. Именно в это время года однажды в хутор пожаловало начальство из района. Рассказывают, что одну из чиновниц настолько изумила окружающая красота, что она предложила переименовать хутор в Садовый. Так ли это было на самом деле, доподлинно неизвестно, но местные жители свято верят в эту версию. Однако дату переименования хутора, хотя бы приблизительную, никто из них не помнит. По документам архивных фондов и материалам справочно-информационного фонда Государственного архива Краснодарского края, хутор Садовый был зарегистрирован 28 октября 1958 года. Эта дата внесена в книгу «Основные административно-территориальные преобразования на Кубани (1793-1985 гг.)», изданную в Краснодаре в 1986 году. Но, как говорится, и сухие данные административных записей вполне может дополнить красивая история появления названия хутора из народа.

Три улицы

Сопровождать нас в Садовый вызвалась директор Варнавинского культурно-досугового центра Альбина Студенцова. От Варнавинского до Садового, расположившегося в изгибе реки Сухой Аушедз, порядка девяти километров. 

– Не близко. Но за это мы и любили в школьные годы ездить в Садовый на уборку яблок. Пока доедем – все песни перепоем. А природа на протяжении всего пути – просто

загляденье! Я еще любила ездить сюда на рыбалку с братом, с папой, – поддалась лирическим воспоминаниям Альбина Федоровна, любуясь мелькающими за окнами машины красотами кубанской природы. – В то время хутор был густонаселенным, активно развивался.

Въезд в населенный пункт открывает улицу Мира – главную в хуторе. От двух других – Советской и Восточной ее отличает остановка общественного транспорта. Здесь школьный автобус забирает местных ребятишек и везет в варнавинскую школу №31. Общественный транспорт в хутор не ходит. На «большую землю» хуторяне добираются либо на личном транспорте, либо на попутках.

Квартальная Галина Николаевна Дедович – как палочка-выручалочка для односельчан. Квартальной в Садовом работает уже лет десять. Она помогает старикам заполнять квитанции на коммунальные услуги, ездит оплачивать их на почту в Варнавинское, всегда старается решить возникшую проблему, делится последними новостями.

– Из старожилов остались три бабушки, – рассказывает квартальная, – Таисия Прокофьевна Илюшечкина, но она уже три года как прикована к постели, Тамара Андреевна Иващенко и Валентина Ивановна Тухватулина – каждой из них за восемьдесят. С ними я вас, пожалуй, сейчас и познакомлю.

Местные старожилы

Тамара Андреевна Иващенко родилась в станице Мингрельской. Перед войной, в сороковом году, отец вывез семью в Грузию. В родные края Тамара Андреевна вернулась уже в 1949-м. Семья поселилась в Садовом.

– Жизнь в это время в хуторе бурлила, что горная река. Продуктивно работала третья колхозная бригада.  В хуторе были своя школа, детский сад, клуб, магазин, – вспоминает бабушка.

Всю свою трудовую жизнь Тамара Андреевна проработала в колхозе разнорабочей. С агрономом Петром Ильичом Клименко сажали те самые яблоневые и грушевые сады, от них сегодня осталось лишь несколько деревьев на въезде. Работала и дояркой на ферме. И табак выращивала.

– Сеяли его, растили и убирали вручную. Вручную нанизывали листья на веревку, а «ожерелья» из них развешивали сушиться под солнцем в самодельных деревянных вагончиках. Здесь же, в хуторе, прессовали, упаковывали в тюки и сдавали в Абинск. Процесс этот был трудоемким, но культура была выгодной для колхозов.

– А сколько еще тяжелой работы по дому успевали выполнять, – присоединилась к разговору соседка Тамары Андреевны Валентина Ивановна Тухватулина. – Спали часа по три-четыре в сутки. По ночам хлеб пекли.

А с открытием в хуторе магазина на столах селян появился покупной хлеб. Откуда его завозили, старожилы не помнят, зато запомнился им вкус хлеба из варнавинской пекарни. Ароматная, румяная буханка была в те времена, по словам Тамары Андреевны, побольше, чем нынешняя.

Довольствоваться малым

Во все времена и местные, и заезжие любили ловить в Садовом рыбу. Хотя почему любили? С пребольшим удовольствием они делают это и по сей день.

– Речную рыбу не сравнить с искусственно выращенной в прудах, – уверена квартальная, – она вкуснее, ароматнее, слаще.

А мы тем временем подъезжаем к реке Сухой Аушедз. И видим вдоль всего берега, правда, на почтительном расстоянии друг от друга, расположились любители рыбалки.

– Рыба здесь некрупная, – делится местный рыбак, – но, если проявишь терпение, можно взять количеством, – рыбка попадается на крючок регулярно.

Для отдыха и семейных пикников местные жители установили на полянке между деревьями стол с лавочками, оборудовали деревянный пирс, на краю которого кто-то даже поставил два кресла для удобной многочасовой тихой охоты.

Тихо здесь, спокойно и очень красиво. Пожалуй, эта первозданная красота и покой природы – самое ценное наследство, оставшееся местным жителям от прежних времен. И те, кто не подался в города, не променял комфорт на простую жизнь в уединении, научились довольствоваться малым и ценить то, что наживалось и создавалось годами, своими руками. Хуторяне приспособились к жизни в условиях сельской местности, не предполагающего всех благ городского комфорта. Выходить из проблемных ситуаций помогает добрососедство и взаимопомощь.

Жизнь продолжается

Не оставляет без внимания хутор Садовый и администрация Варнавинского сельского поселения.

– Сегодня здесь проживают 45 человек, – рассказывает начальник общего отдела администрации Марина Глущенко. – Для жителей хутора регулярно проводятся выездные культурно-массовые мероприятия, организованные сотрудниками Варнавинского культурно-досугового центра. Учеников подвозит в школу школьный автобус, для которого недавно оборудована остановка. А взрослым хуторянам почтальон отделения почтовой службы села Варнавинского регулярно доставляет пенсию и периодические издания. На всех улицах установлены фонари. Отсыпаны и отгрейдированы дороги в хуторе. Жизнь в Садовом продолжается. Остаются здесь жить и молодые семьи. Хуторяне работают, рожают детей, строят дома.

Фото автора

Добавить комментарий

Ограниченный HTML

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.